Макроэкономический обзор: Факторы уязвимости

16.10.2020 18:44

Рост заболеваемости коронавирусом во многих странах и связанное с этим усиление ограничений вышли на первый план среди тем, определяющих динамику рынков акций. Еще весной, в разгар пандемии COVID-19, специалисты говорили о вероятности второй волны, особенно в осенне-зимний период. Как это может отразиться на состоянии экономики в ближайшем будущем, более-менее понятно. Повторение локдауна и дальнейшее ужесточение ограничений если не остановят, то как минимум затормозят V-образное восстановление экономической активности, которое наметилось после ее обвала в марте–апреле. В любом случае, вторая волна пандемии имеет все шансы стать реальным препятствием для дальнейшего роста рынков акций в конце текущего – начале следующего года.

Минувшим летом экономическая активность в большинстве стран оживилась за счет накопившегося неудовлетворенного спроса со стороны потребителей и бизнеса, а также благодаря различным мерам по фискальному стимулированию экономики, призванным на какое-то время поддержать уровень доходов. Активные шаги в области монетарной политики в сочетании с оперативными и беспрецедентными усилиями в бюджетной сфере предотвратили более серьезное снижение номинального ВВП, хотя вернуться к тем темпам роста ВВП и тому уровню занятости, которые были достигнуты до пандемии, так и не удалось. Суммарный размер программ фискальной поддержки экономики, реализованных по всему миру, оценивается в 12 трлн долл., а балансы центробанков ведущих стран выросли в общей сложности на 7,5 трлн долл.

И вот теперь мировая экономика оказалась перед угрозой нового спада активности, усугубляемой тем, что явный прогресс в разработке эффективной вакцины против коронавируса по-прежнему отсутствует. На этот раз остановка работы предприятий безо всяких сомнений подорвет деловую активность прежде всего в секторе услуг, приведет к росту безработицы и увеличению числа банкротств. В такой ситуации наметившееся восстановление экономической активности очень быстро может смениться депрессией. Директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева вчера назвала экономический кризис, вызванный пандемией, «катастрофой», которая, по оценкам фонда, приведет к уменьшению размера глобальной экономики на 4,4% и сократит объем мирового производства на 11 трлн долл. к следующему году.

Судя по последним данным, в том числе содержащимся в опубликованном на этой неделе докладе МВФ, власти во всех странах мира осознают существование угрозы экономического спада. При этом все они сходятся во мнении, что в 2021 г. рост мирового ВВП будет положительным при лидирующей роли Китая (в ближайший понедельник будут опубликованы показатели экономической активности в КНР за очередной месяц и оценка ВВП за 3к20).

Между тем принятие масштабных мер по поддержке экономики в период второй волны пандемии осложняется тем, что дефицит бюджета и размер госдолга ведущих стран в процентном отношении к ВВП резко выросли. Дальнейшее наращивание долга может негативно отразиться на темпах роста экономики и снизить эффективность предпринимаемых шагов. По оценкам МВФ, в следующем году размер госдолга значительно возрастет, достигнув порядка 125% ВВП в странах с развитой экономикой и 65% ВВП – в развивающихся странах. Общая сумма госдолга в мировой экономике в процентном отношении к глобальному ВВП достигла рекордных 100%, но еще до пандемии этот показатель находился на высоком уровне и продолжал расти.

Вопрос не только в том, в каком объеме экономике может потребоваться поддержка, но и в том, действительно ли такая поддержка способна вывести экономики мира из состояния депрессии. С точки зрения властей вполне очевидно, что какие-то действия они в любом случае обязаны демонстрировать, поскольку иначе избиратели не проголосуют за них на следующих выборах. В очередном Докладе по вопросам глобальной финансовой стабильности, опубликованном МВФ на этой неделе, говорится об «усилении факторов уязвимости», прежде всего в нефинансовом корпоративном секторе. Как отмечается в документе, «давление на ликвидность предприятий может приводить к учащению случаев неплатежеспособности» малого и среднего бизнеса. При этом возможности для дальнейшей фискальной поддержки экономики, по мнению фонда, будут все более и более ограниченными.

Между тем, по мере приближения даты президентских выборов в США (3 ноября) ясности в отношении сроков согласования нового пакета фискальных мер становится все меньше. В этой ситуации роль основного источника поддержки может быть возложена на Федрезерв, а наиболее вероятным сценарием становится расширение программы количественного смягчения – наряду с увеличением объемов кредитования и смягчением условий кредитной программы Main Street Lending. Это, в свою очередь, ограничит потенциал роста доходности 10-летних казначейских облигаций и приведет к уменьшению наклона кривой американского долга. Однако у инвесторов может возникнуть законный вопрос: где гарантии того, что на этот раз эффективность этих мер будет выше? На прошлой неделе мы упоминали недавнее исследование ФРС, в котором говорится о том, что необходимый дополнительный объем покупки активов может составить до 3 трлн долл. (см. Pandemic Recession Dynamics: The Role of Monetary Policy in Shifting a U-Shaped Recession to a V-shaped Rebound).

Как опросы общественного мнения, так и данные букмекерского рынка по-прежнему отдают победу на предстоящих выборах демократам. Согласно им, не только Джо Байден станет следующим президентом США, но и обе палаты Конгресса окажутся под контролем демпартии. Конечно, не всегда все происходит так, как предсказывают соцопросы. Перспектива победы демократов до сих пор не сильно пугала участников американского рынка акций – вероятнее всего, потому что в условиях рецессии повышать налоги нельзя, и инвесторы верят, что вместо этого демократы будут наращивать госрасходы, особенно на инфраструктуру. Помимо этого, как считают некоторые комментаторы, сформированная демократами администрация может быть оказаться более лояльной по отношению к Китаю в вопросах торговой и внешней политики. Хотя, на наш взгляд, эта точка зрения не бесспорна.

Между тем в еврозоне, как стало ясно по итогам состоявшегося на этой неделе саммита ЕС, разворачивается политическая борьба относительно распределения средств Фонда восстановления. В результате прямой эффект фискального стимулирования на ВВП может оказаться гораздо меньшим, чем ожидал ЕС. Тогда, как и в случае с Соединенными Штатами, главным источником поддержки для экономики ЕС может оказаться центральный банк, который должен будет вновь увеличить объемы покупки облигаций. В Великобритании сохраняется неопределенность в отношении переговоров с ЕС, которые ничем не закончились к очередному «крайнему сроку». У Евросоюза, конечно, большой опыт заключения соглашений в последнюю минуту, но в данном случае велик риск того, что правительство Великобритании решит выйти из союза без торговой сделки. Экономисты в большинстве своем считают, что выход из ЕС без сделки станет для Великобритании экономической катастрофой.

Однако эффективная и конструктивная сделка должна быть выгодна обеим сторонам. Евросоюз хочет, чтобы Великобритания продолжала подчиняться его законам, тогда как основной смысл Брекзита заключается как раз в том, чтобы выйти из-под контроля Брюсселя. Брекзит – это все же история о политике (кто и кем будет управлять), а не об экспорте и импорте. В том числе потому, что только 7% экономики Великобритании зависит от экспорта в ЕС, и 97% предприятий ничего в ЕС не экспортируют. На самом деле основные торговые партнеры Евросоюза не имеют с ним торговых соглашений. Для торговли они, по сути, и не нужны, поскольку просто закрепляют преференциальные и взаимовыгодные условия для обеих сторон. При значительном положительном сальдо торгового баланса ЕС с Великобританией логично предположить, что в сценарии «без сделки» проигрывает ЕС, а не Великобритания.

Очевидно, что краткосрочные перспективы мировой экономики вновь ухудшились. Ограничения в связи с пандемией коронавируса могут создать серьезные проблемы для экономики многих стран. Вопрос в том, есть ли у властей возможности для того, чтобы повторить беспрецедентные по масштабу меры, которые мы видели в марте и апреле этого года. Между тем долговая нагрузка продолжает расти, а вместе с ней растет количество и масштаб факторов уязвимости. Для глобальных фондовых рынков это может стать большой проблемой, и инвесторы, вероятно, уже поняли, что настало время занимать защитные позиции.

Нил Маккиннон, экономист ВТБ Капитал
 

Другие публикации раздела «Обзоры ВТБ Капитал»


2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 2020 2021
Январь Апрель Июль Октябрь
Февраль Май Август Ноябрь
Март Июнь Сентябрь Декабрь